Журнал стареющего язвенника

а также трезвенника и старого холостяка.

Previous Entry Share Next Entry
Новгородчина и культура
ak_ulych
Оригинал взят у artyom_ferrier в Новгородчина и культура

Один приятель сказал мне как-то на днях: «Вот ты продвигаешь концепцию «Новгородчины» как альтернативу «Московии». И спору нет, «Московия» - это говно феерическое. Такое, что никто никогда его по-настоящему не любил, а только делали вид либо пытались уверить себя, будто любят, воображая себе нечто совсем другое. Но и твоя «Новгородчина» - чем она, собственно, примечательна, кроме того, что у них было вече, которое, собственно, и погубило её, когда быдлос польстился на московитские посулы и связал по рукам Борецких, не дав им вовремя объединиться с ВКЛ? Вот что такого замечательного произвела Новгородчина в плане хотя бы культуры? Извини, но её политическое угнетение Московией — это конец четырнадцатого века. Полное разорение и покорение — конец пятнадцатого. Тебе, думаю, нет нужды напоминать, когда были написаны «Кентерберийские Сказки» или открыт Оксфордский университет? А ведь это Британия — тоже, в общем-то, периферийная область, жопа Европы, если считать от Рима. В Новгороде — было что-то подобное в двенадцатом, тринадцатом, четырнадцатом веках, когда они были совершенно, в общем-то, независимы и вроде бы довольно сильны?»

Это хороший вопрос. И я мог бы, конечно, отмазаться в том духе, что московиты, устроив в Новгороде резню при Грозном, уничтожили все памятники самобытной и развитой новгородской культуры, кроме Софийского собора. Пожгли все поэмы, все рукописи, разгромили все научные лаборатории, перебили всех учёных — только бы стереть из памяти былую славу Новгорода, чтобы не осталось и мысли о его «старшинстве» на русских землях.










Но это чушь. Конечно, погром там был тот ещё. И многих зарезали, многое пожгли. Но рукописи — они не то чтобы совсем не горят, но действительно развитая культура не может быть уничтожена без остатка. Уж тем более, если её носители обитают не на острове Пасхи, куда другие люди добрались, когда местные там уже в край одичали, а в непосредственном соседстве с иными странами. В таких условиях — ничего не исчезает совсем уж бесследно.

Взять ту же Античность. Первые века своего нашествия христианство истребляло её культурное достояние совершенно целенаправленно и с фанатизмом, гораздо превосходящим нынешний игиловский. И что-то, конечно, пропало. Но и то, что осталось — это, мягко говоря, дохрена.

Ранее римляне уничтожили Карфаген со всею своей основательностью. Буквально стёрли с лица земли (те руины, которые сейчас можно видеть в Тунисе — это другой Карфаген, построенный уже при римском господстве). И конечно, там много чего погибло, но о многом мы знаем хотя бы то, что оно было. Скажем, отчёт про путешествие Ганнона вдоль Африки предположительно до Гвинейского залива (хотя некоторые считают, что аж до Мадагаскара вокруг мыса Доброй Надежды).

Когда же Гомер сочинял свои нетленки (и несколько столетий после) — в Греции творился, вообще-то, адов пиздец. Тёмные века после Коллапса Бронзового Века. Но вот как-то сохранились Илиада с Одиссеей, хотя изначально имели, скорее всего, вообще бесписьменную форму даже в гомеровском гекзаметрическом переложении легенд и баек дорических вожачков, ту Трою ушатавших.

Собственно, и от Новгорода сохранились, скажем, былины про Садко, а также масса документов юридического и бытового характера. Но — не сильно больше. И, конечно, не будем преувеличивать: не было там ни религиозно-философской, ни, тем более, светской литературы, сопоставимой с тем, что уже заколосилось к тому времени в Западной Европе. И не было учебных заведений, которые можно было бы обозвать «университетами». Хотя школы были и в целом уровень грамотности оценивается как довольно высокий по тогдашним европейским меркам.

Но это и неудивительно для республики, чья сущность состояла прежде всего в торговле.

С одной стороны, грамотность как таковая приветствуется, поскольку купец (или приказчик) должен уметь прочесть хотя бы опись имущества, когда проводит инвентаризацию. Лучше — быть в состоянии осмыслить заключаемый тобою контракт.

С другой стороны, торговцы — это люди прагматические, деловые, в чём-то даже «ограниченные» и «приземлённые». Им, в отличие от аристократов, некогда погрязать в праздных забавах (от которых выигрывают не только косули и зайчики, получая защиту от браконьеров в охотничьих угодьях, но и всякого рода менестрели). И в отличие от монахов, торговцам некогда сидеть в кельях и строчить трактаты о смысле жизни. Для них данные вопросы довольно просты и очевидны.

Поэтому в сообществах, которые по преимуществу торговые, культуры начинают набухать и расцветать лишь тогда, когда не основатели буржуйских домов, а их детишки и внуки, охренев от безделья и всё бОльших амбиций, возомнив себя аристократами, начинают меряться понтами, угощая своих политических приверженцев всякими менестрелями да философами. А также коллекционируя изящную мазню и лепнину, чтобы всем показать, какое они небыдло. Ибо, если в городе имеется несколько торгово-банкирских семейств, и у каждого бабла что у дурака фантиков — им приходится соревноваться за политическое влияние тем, кто из них лучший меценат и покровитель искусств. Оно же, к слову, и по деньгам бывает выгодней, чем тупо раздавать их нищебродам за участие в твоей клаке. Но в целом - «Их дети сходят с ума от того, что им нечего больше хотеть», как сказал поэт. Вот главная предпосылка развития изящных искусств.

И это я говорю без осуждения и пренебрежения — но просто вот такой путь развития духовной культуры. Сначала — аккумулирование «избыточных» ресурсов в руках очень немногих толстосумов, и лишь потом - трата их на содержание всяких мазил, писак и прочих дармоедов (благодаря которым, правда, толстосум и остаётся в истории, когда какой-нибудь гений намалюет его отпрыска за мешок брюквы, а потом это окажется шедевр на все времена, и экскурсовод милостиво помянет фамилию брюкводателя).

Замечу, в торговых олигархических республиках в целом процесс прорастания изящных искусств может быть несколько медленнее, нежели на сопоставимой территории, где вся полнота власти принадлежит какому-то одному тиранчику или феодалу. Ибо тому гораздо проще, если моча такая в голову стукнет, взять и мобилизовать чуть ли не все ресурсы на создание какого-нибудь шедевра архитектуры, чтобы все видели его крутизну. Потом-то, возможно, его и на копья поднимут, когда он начнёт впаривать своим наёмникам, что их наилучшая плата — эстетическое удовольствие от созерцания его дворца, поскольку золота по-любому нет. Но дворец останется, со всякими своими статуями, барельефами и фресками (что, конечно, не расхуячат последующие орды варваров).

В торговых республиках, где нет какого-то одного полновластного тиранчика, а есть соперничающие олигархические кланы — естественно, им приходится тратить ресурсы на культуру более осмотрительно. И чтобы она расцвела под их покровительством — это сообщество должно быть ОЧЕНЬ богатым.

Правда, когда искусства всё-таки оказываются востребованы в таком сравнительно свободном, «капиталистическом» сообществе — они могут развиваться пышнее и быстрее, нежели в тираническом.

И это правда, что Новгород, в смысле культуры, даже в период наивысшего своего расцвета — не сопоставим с Западной Европой.

Однако ж, его и нельзя сравнивать с Западной Европой в целом или даже с какой-то отдельно взятой европейской страной вроде Италии, Франции, Британии.

Это ж только по территории на карте Новгородчина смотрится гигантской областью, раскинувшейся от Балтики до Северного моря, от Невы до Урала. Но экономический смысл абсолютно большей части этой территории сводился, в общем-то, к добыче пушнины руками немногочисленных промысловиков и поставкам её в Европу через собственно Новгород, единственный полноценный город на всём этом пространстве.

При этом в аграрном отношении земли Северо-Западного региона — они... Ну как вам сказать? Если деликатно, то не Италия и даже не Швеция. Да, там можно было растить рожь (в ожидании, покуда Колумб не проложит путь к картошке) — но каждое лето чуть «кислее» обычного грозило фатальным недородом. Создать сколько-нибудь высокие плотности населения на таких землях — проблематично и сейчас. Поэтому их там нет, высоких плотностей. И тогда не было.

Сам по себе Господин Великий Новгород, конечно, был богат. Да, экспорт пушнины ко всяким там немцам и выгодное положение на пути с Балтику на Волгу — позволяло ему поднимать кое-какие деньги. Но всё же глупо отрицать, что его экономика представляла собой довольно плачевное зрелище даже в сравнении с того же времени голландской (ещё до того, как голландцы сбросили испанское владычество).

Соответственно, было бы странно, если б и развитие всяких там культур-мультур в Новгороде шло быстрее, чем во Фламандии (не говоря уж про Флоренцию). Между тем, и расцвет голландской живописи (уже «человеческой», ренессансовой) — это минимум середина пятнадцатого века. И развилась она, разумеется, под влиянием итальянской, а Италия всю дорогу в Средневековье оставалась законодательницей культурных мод. Но Новгород, несмотря на свою наилучшую среди всех русских земель интеграцию в европейское пространство, всё-таки оставался подальше от культурных веяний из Италии, нежели западноевропейские страны. С другой же стороны — и с Византией связи оборвались, да и сама она пришла в уже непоправимый упадок после Четвёртого Крестового похода.

Может быть, если б Новгороду позволено было историей пожить ещё хотя бы пару веков своей жизнью, не попадая в зависимость от набухающей Московии, - там бы и появились культурные явления, сопоставимые с западноевропейскими.

В конце концов, именно торговый менталитет, хотя подразумевает некоторую «ограниченность» и «приземлённость» - но вместе с тем отторгает и какую-либо фанатичную зашоренность. Он как бы «самодостаточный», а потому, в конечном счёте, способствует свободному развитию культуры, когда она оказывается выгодна для бизнеса. Поэтому, вероятно, англичане, веке в четырнадцатом безусловно уступая испанцам по уровню культуры, уже в семнадцатом безусловно же их обогнали.

Но и британские колонии в Северной Америке, уже довольно многолюдные и экономически развитые на Восточном Побережье к моменту провозглашения своей независимости, не могли на тот момент похвастать культурой, сколько-нибудь сравнимой с таковой у метрополии. Но уже в девятнадцатом веке их культура стала развиваться очень бурно, а сейчас безусловно является лидирующей в мире, нравится это кому-то или нет.

Можно помечтать и о том, как бы Новгород мог расправить крылья, когда б его не задавила тёмная московитская сила. Для этого, правда, ему всё же нужно было, наверное, войти в прочный союз с ВКЛ — и это радикально изменило бы последующую конфигурацию в Восточной Европе (в частности, возможно, ВКЛ не пришлось бы идти на унию с Польшей, спасаясь от экспансии Московии — когда б её экспансия и закончилась где-то в районе Твери). Оставаясь же «прибалтийским волоком» на торговом пути «из немцев в персы» — Новгород обречён был на зависимость от торговли с Московией и при этом вряд ли мог бы отстоять свою политическую независимость от неё, опираясь лишь на собственную демографию. Вот если б он продержался до того момента, когда уже в явной форме обозначилось превосходство европейских военных технологий, да сумел их привлечь себе на службу, используя лучшие контакты с товарищами по Ганзе — посмотрел бы я на татарскую конницу у Шелони :-)

Так или иначе, вышло как вышло, но Новгород, несмотря на всё своё культурное отставание от богатейших торговых республик в более мягких широтах, остаётся всё же самым приличным явлением на «великоросских» территориях. По крайней мере, чуждым этой гнили московитского деспотизма и холуйства, мракобесья и фанфаронства. То есть, Новгород - это тот случай, где слово «русский» не звучит как ругательство, по крайней мере (во всех остальных — звучит, как бы ни пытались квасные патриоты убеждать себя в том, что будто бы гордятся своей русскостью).

Поэтому моё отношение к Новгородчине — очень простое.

История государства Российского от Иоанна Грозного и до наших дней — это преимущественно говно. И проблема не в том даже, что кровавое (да у кого ж этого нет?), а в том, что унылое. Со всеми своими тупыми этими разводками про особый путь, особую миссию, особую духовность — вот это вот всё. Вся эта чепуха, в которую никто никогда не верил по-настоящему (в отличие от тех же исламистских фанатиков), но всякий «патриот» считал своим долгом декларировать, нисколько не заботясь о минимальном соответствии действительности. А когда же действительность всё-таки прорывалась и щёлкала по носу — тут-то припадок саморазоблачительного мазохизма.

То есть, московитское сознание не может существовать где-то между двух крайностей, одна из которых — невероятно инфантильная гордыня, другая — глубочайшая депрессия от своего национального убожества.

Ну и вот мне это надоело за последние четыре века. Хуже редьки, хуже осени.

А у новгородцев — у них, может, и не было каких-то выдающихся культурных достижений (а каковы они были у финнов в период от создания Калевалы и открытия Нокии?), но они были психически и умственно всё-таки адекватные люди. Жили для себя, а не для каких-то сомнительных маний, торговали, добра наживали. Ну, немножко недооценили опасность их поглощения Московией — и что это вообще такое. Это бывает с буржуазными ребятами, изначально ориентированными на мирное и взаимовыгодное сосуществование.

Поэтому мне и угодно считать, что в русском национальном сознании всё-таки сохранился тот, новгородский тип. Что, конечно, некоторая условность, никак не связанная с генетикой. И вот всё хорошее, что всё-таки было в истории Государства Российского — это от Новгородчины. А вся мерзость и дрянь — от Московии.

Осталось отделить одно от другого, чтобы возродить первое и утопить нахер второе. При полном понимании, что это, разумеется, условности для обозначения идеологических, а не этнических концептов. И никто не собирается сжигать Москву (не считая, конечно, Шнурова и горстки провинциалов числом не более ста миллионов :-) ). Равно как никто не собирается возрождать традицию письма на бересте (по приколу разве лишь).

Уж тем более — никто не собирается отгораживаться от мировой культуры, оставляя лишь то, что было в Новгороде в пятнадцатом веке. Нет, речь идёт о возрождении буржуазного, доброкачественного менталитета в противовес имперско-маниакальному (ведь проблема Московии исторически была даже не в том, что она империя, угнетавшая народы и всё такое, а в том, что это самая ебанутая империя на свете, которая никому не могла толком объяснить, с какой именно практической целью она угнетает всё живое, что только ни подпадает под её господство).

И мне говорили не раз, мол, зачем вовсе приплетать сюда само слово «Новгород»? То есть, зачем оперировать историческими понятиями из глубин веков для обозначения прогрессивного либертарианского психотипа как такового?

Ну потому, что этот либертарианский, буржуазный тип — он не является порождением новейшего времени. Он всегда присутствовал там, где люди оказывались предоставлены сами себе и могли творить свою судьбу, имея для того личную свободу и неся личную ответственность за свои решения.

Но хорошо, когда, несмотря на последующее имперское строительство, этот тип всё же сохранился как нечто национальное. В данном случае — как вполне себе русское явление, а не выдумка англичан Гоббса и Локка.

Ибо, на самом деле, всё-таки есть что-то унизительное в суждениях вроде: «Нам нужно учиться уму-разуму у европейцев и сделать всё так, как у них».

Я, наверное, не произвожу впечатление упоротого квасного русо-патриото, да? Но тем не менее и меня напрягает порой, когда вроде бы «идейно-близкие» люди, называющие себя в России «либералами», начинают кричать по тому или иному поводу: «Да в любой нормальной стране, если б такое случилось, то сразу бы...» - ну и дальше либо там посадили бы кого-то, либо народ бы восстал, в зависимости от представлений о жизни в «любой нормальной стране» и личной фантазии.

Я же сказал бы, что в любой нормальной стране любой нормальный гражданин — не кивает по каждому поводу на какие-то умозрительные «любые нормальные страны» (да они все ненормальные, по хорошему счёту, и каждое государство сходит с ума по-своему). Он просто выражает СВОЁ мнение о том, какой хотел бы видеть свою страну и прикидывает, на что готов пойти ради этого. Понимая, что неизбежны будут и какие-то компромиссы между его пожеланиями и стремлениями других людей, в том числе реализованными в государственных законах и правоприменительных практиках.

Это, на мой взгляд, и есть зрелый либеральный подход к жизни. Когда человек просто знает, что ЕМУ нужно — а далее уже думает, до такой ли степени это ему нужно, чтобы вступать в конфликт с окружающими, и если вступать — то в какой форме. Ну и так более-менее складывается фигня, называемая «гражданское общество», со всей сопутствующей политической структурой. А вовсе не потому, что где-то на глобусе стало модно людЯм права раздавать — и надо бы перенять эту моду, как на «лабутены» или на «мохито».

И пример Новгородчины важен тем, что показывает: в таком подходе к жизни, «буржуазно-индивидуалистичном», - нет ничего наносного и чужеродного для нас. Это вполне себе русское явление. Уж точно нисколько не менее «традиционное», нежели пресловутое «самодержавие».

Ну а что отставала немножко Новгородчина от Западной Европы — так Исландия тоже не в первых рядах Ренессанса маршировала. И что в конце концов Новгородчина потерпела военное поражение от Московии, оказавшейся сильнее — так можно привести многие и обратные примеры того, как в высшей степени централизованные и управляемые государства терпели унизительные поражения от будто бы рыхлых и слабых духом демократий. Более того, чем дальше идёт технологическое развитие — тем меньшее значение имеют как численность, так и самоотверженность каких-то фанатиков империй. И тем большее — профессионализм людей, знающих себе цену и любящих, чтобы уважались их частные права.


























































































?

Log in

No account? Create an account