Журнал стареющего язвенника

а также трезвенника и старого холостяка.

Previous Entry Share Next Entry
Встречи на Probusiness.by. Дребенцов о качественном изменении рынка нефти после сланцевой революции.
ak_ulych
Оригинал взят у iva_dim в Встречи на Probusiness.by. Дребенцов о качественном изменении рынка нефти после сланцевой революции.

Ситуация 2011-2013 года мы (в дальнейшем BP) называли затишьем перед штормом.
В 2014 году шторм и грянул. Грянул он по той причине, что на стороне спроса на нефть ничего не изменилось. Валовой прирост спроса на нефть в мире не отличался от среднего за 10 лет. Он складывался из прироста в 1,3 млн баррелей в сутки у развивающихся стран, не входящих в ОЭСР, и падения потребления нефти в 0,4 млн. баррелей в сутки. Падение потребления нефти в странах ОЭСР продолжалось последние 8 лет. Чистый прирост составил 0,8 млн. барреля в сутки, что было средним за последние годы.
На стороне предложения произошли резкие изменения. Прирост предложения нефти превысил 2 млн. баррелей в сутки.  И произошло это потому, что к середине прошлого года выпадение добычи из Ливии, Ирана и иных стран, стабилизировалось на уровне 3 млн. баррелей в сутки, а американская добыча продолжала расти. Это привело к дисбалансу на рынке нефти, которое продолжается и сейчас, и не понятно, как оно рассосется.
Нефтяная отрасль- это единственный сырьевой сектор, на котором успешно действует картель.  Многие аналитики считали, что Саудовская Аравия отреагирует на эту ситуацию привычным образом, т.е. сократит свою добычу или в рамках ОПЕК. Это считалось нормальным. Не так давно, в 2012 году был период, с весны по лето, когда цена на нефть упала на 30 долларов за баррель. Этого было достаточно для того, чтобы побудить Саудовскую Аравию без изменения квот ОПЕК просто в одностороннем порядке снизить добычу на 1 млн. баррелей в сутки, что тогда сбалансировало рынок и поддержало цену. Считалось, что в ноябре Саудовская Аравия может поступить также, но она этого не сделала.
Что менялось на рынке нефти?
Левая часть слайда-это динамика коммерческих запасов нефти в странах ОЭСР. Желтый сектор-это средний уровень запасов за пять лет.
Что происходило в прошлом году? К середине года когда баланс был сломан. До этого периода запасы были на минимальном уровне, они начали расти, и к концу года вышли на максимальный уровень за 5 лет. В этом году просто фантастически пробили потолок, и находятся на рекордном уровне, и хотя темпы накопления запасов снижаются, тем не менее, накопление запасов продолжается.
С точки зрения дальнейшей динамики цен на нефть это весьма важно, по очень простому соображению. Если у вас предложение нефти превышает конечный спрос на нее, то есть потребление, то нефть надо куда -то девать. Никакого другого места, где нефть можно разместить, кроме наземных хранилищ, нет. Экспортировать ее некуда.  Все бы было хорошо, если бы не тривиальное соображение, что мощности по хранению нефти ограничены.
Чем озабочен нефтяной рынок сейчас?  Будут ли достигнуты пределы хранения нефти в нефтехранилищах на суше. Почему?  Когда будет достигнут предел в хранилищах на суше придется хранить нефть в танкере. Это- не фантастика, в 2008 году, в прошлый кризис, данное явление было достаточно распространенным. Но, как вы понимаете, нефть в танкеры залили по очень простой причине, поскольку считали, что это экономически выгодно. Дело в том, что форвардные контракты находились в ситуации контанго-цена форвардного контракта через год была выше, чем спотовая цена, по которой нефть покупали и помещали в хранилище, на величину, которая окупала издержки на хранение и плюс обеспечивала приемлемую прибыль. В 2008 году контанго было достаточно крутым, и проблем по хранению нефти в танкере не было. Сейчас на рынке контанго очень плоское, его достаточно для того, чтобы стимулировать хранить нефть на суше, но явно недостаточно для того, чтобы стимулировать хранить нефть на танкерах. Для того, чтобы нефть опять стали размещать на хранение в танкерах, контанго должно быть около 20 долларов. Элементарная экономика-хранение одного барреля нефти на танкере обходится в 1,5 доллара в месяц.  Если рынок не сбалансируется до того, как хранилища нефти на суше не будут заполнены то с ценой придется что-то делать. Особых причин для роста цены на нефть нет, что означает возможное дальнейшее падение цены, поскольку в этом случае нефть останется на рынке непроданной, а такого не бывает.
На правой части слайда вы видите, как была стабильна цена в течение 2011- 2013 годов. Она практически не менялась, более того волатильность была в это время на рекордно низком уровне, и вот как она упала. Падение цены после того как ОПЕК решила не сокращать добычу очевидно.
Многие аналитики рынка еще не привыкли к тем революционным изменениям, о которых я обещал рассказать. Это относится к росту цены на нефть в первой половину 2015 года. С чем он был связан?
На самом деле, он был связан с интерпретацией аналитиками мирового рынка того, что представлено колонками на данном графике. Это важно с точки зрения того, как рынок еще инерционно не понимал, что нефтедобыча устроена не так, как все привыкли.  Следует обратить внимание на период первой половины 2015 года.  Число буровых установок, используемых в нефтедобыче США, начало стремительно падать. И нефтяной рынок интерпретировал это как то, что сейчас неизбежно начнет падать добыча сланцевой нефти в США, то есть Саудовская Аравия достигнет своей цели, и вытеснит сланцевую добычу с нефтяных рынков.  В ноябре опек принимало свое решение не сокращать свою добычу нефти, прямо говорилось о том, что с рынка должны уйти наиболее дорогие поставщики, а это, конечно, не страны ближнего востока, а производители сланцевой нефти. Падение буровых точно совпадает с этим ростом цены.
Но рынку пришлось учиться. Жизнь изменилась, и все не так как раньше.
Американская нефтедобыча, при таком просто фантастическом падении количества буровых установок с 1 610 до 572 буровых установки (на прошлой неделе), достаточно долго продолжала расти. В последние месяцы добыча сокращается, но на самом деле, в последние недели она стабилизировалась на уровне чуть больше 9,1 млн баррелей в сутки. Добыча перестала падать, несмотря на более низкое число буровых установок.
Мировой рынок отреагировал на это падение установок повышением цены. Как на это отреагировала нефтедобыча в США? Как вы видите, она начала в этот момент стремительно расти. И это еще одно принципиальное новшество, про которое сейчас нельзя забывать ни на минуту.
Дело в том, что рынок нефти привык к очень низкой эластичности предложения нефти по цене. Причина заключается не в том, что это цена установлена картелем, а потому, что за пределами картеля средний срок реализации инвестиционного проекта в нефтедобыче колебался в периоде 5-7 лет. И все к этому привыкли. Грубо говоря, если у вас цена росла, естественно, как в любом сырьевом секторе начиналось то, что называется “стадным инвестированием”. (Ремарка в сторону-что всегда закладывало основу для последующего падения цен, поэтому цены на сырье всегда цикличны). Интервал между принятием решения об инвестировании и выходом нефти на рынок измерялся годами.
Новшеством, которое принесла сланцевая нефть стало то, что на бурение сланцевой скважины уходит от 2 до 4 недель. Соответственно получается, что добыча очень легко реагирует на понижение цены. Она может перестать расти, как она сейчас и делает, но, если вдруг цена подрастает, эта нефть моментально выходит на рынок, в течение месяца. Мы дали ей может быть не очень благозвучное название, мы ее сравниваем с “ванькой- встанькой”. Проблема состоит в том, и этого никогда не было на рынке, что для ОПЕК как для картеля, который старается поддержать цены на уровне, который его устраивает, и, прежде всего, его лидера- Саудовскую Аравию, что он столкнулся с ситуацией, при которой если цены начинают расти то проблемы возвращаются, и американская сланцевая добыча начинает увеличиваться. И все это результат технологической революции, которая произошла по причине существования ОПЕК, потому что если бы цены не были бы на протяжении ряда лет на уровне 100 и выше, то до сланцевой нефтяной революции дело дошло бы не скоро. Дело было новое, про сланцевую нефть в Америке знали все и всегда, но как придумать как ее добывать никто не решался, и когда нефть достигла 100 долларов, народ постарался выжать нефть из этой материнской породы. Дальше начал разворачиваться технологический прогресс.
Революция сланцевой нефти- это технологическая революция. И как в каждом процессе, который основывается на технологических нововведениях, что характерно для любой отрасли, нововведения продолжают совершенствоваться.

С 2007 года производительность новой скважины на 1 буровой станок выросла в 7 раз, что еще более важно-перегиба не наступает. Это кривая которая смотрит вверх. Это означает, что у вас постоянно растет производительность технологическая, соответственно снижается себестоимость, потому что с теми же объемами бурения вы добываете больше нефти. Более того, на это наложился циклический спад издержек на бурение.
Сланцевая нефть- очень капиталоемкая, потому что надо очень много бурить. В прошлом году в Соединенных Штатах было пробурено 40 тыс. скважин. На одном месторождении, в Баккене, бурят в год больше, чем в некоторых странах в целом. В Беларуси действует 770 скважин. Представьте объем бурения. Бурить надо много, но капитальные затраты падают, и, в отличии от сланцевой революции -это циклический процесс, которые мы давно эмпирически доказали.
В нефтедобыче в отличие от нормального сектора не цена следует за издержками производства, а все с точностью наоборот-динамика издержек повторяет колебания цены, поскольку конечный продукт-цена на нефть, она монопольно устанавливается. Вслед за падением цен упали все затраты. Нефтесервисные компании снижают те цены, которые они выставляют на свои услуги. Взять к примеру США. У вас простаивает 1000 буровых установок, естественно, вы сдадите в аренду по цене ниже, чем вас просили отдать раньше, чем не получите ничего. В итоге у вас технологически растет производительность труда, это ведет к снижению удельной себестоимости, у вас опять падают издержки, и сухой остаток состоит в том, что цена окупаемости, которой достаточно для того, чтобы американская добыча не рухнула-это вот такая движущаяся мишень. В ноябре, когда ОПЕК принимал свое решение считалось, что себестоимость добычи сланцевой нефти где то- 80-90 долларов за баррель, и если цена упадет ниже , все захлебнется. Ан нет.
Сейчас, как вы знаете, цена на основной американский сорт 45-50 долларов, и добыча только начала стабилизироваться, но все еще выше, чем год назад. Это не та ситуация, которая пока сбалансирует рынок. Конечно, и в этом нет никакой мистики, если цены останутся на этом уровне, через какое- то время добыча начнет падать, и свой вклад в балансировку рынка она, конечно, внесет. Но тут есть две проблемы.
Первая-это “ванька-встанька” ибо как только рынок сбалансируется, и цены начнут подрастать, эта нефть вернется обратно на рынок. С точки зрения ОПЕК весь смысл стратегии оправдан только в том случае, если цену придется держать на таком уровне, чтобы американская нефтедобыча из положения лежа в положение вертикально не переходила. И все бы было хорошо, но проблема состоит в том, что для балансировки бюджета Саудовской Аравии с арабской весны 2011 года необходима цена на нефть более 100 долларов. Я считал, что дефицит государственного бюджета этого года будет 17 %, но на конференции в Минске люди, которые занимаются экономикой Саудовской Аравии, сказали, что вообще будет 21 %. Этот фантастический бюджет финансируется за счет сокращения резервов, которые за год упали почти на 20 %. Они кажутся гигантскими –более 700 млрд долларов, но они уже 600 млрд. В последнее время в Саудовской Аравии начали сокращать дефицит бюджета, но там не такой большой простор из-за того, что до арабской весны бюджете балансировался на уровне 33 долларов, но из-за арабской весны были раздуты социальные расходы, сокращать их трудно, поэтому сейчас требуется 100.
Ситуация с точки зрения ОПЕК весьма нестабильна, запас прочности на три-четыре года, непонятно, что будет происходит в США со сланцевой добычи.  Есть две неопределенности: с одной стороны- понижающаяся себестоимость добычи сланцевой нефти, с другой стороны -не понижающаяся цена, балансирующая бюджет Саудовской Аравии. При отсутствии изменени на балансировку рынка, по всем оценкам, уйдет примерно год, т.е к концу 16 года рынок может сбалансироваться.

Спрос растет из-за низких цен гораздо быстрее- в прошлом году он вырос на 0,8 млн. баррелей в сутки, в этом году он вырастет на 1,6 млн. баррелей в сутки, но этого все равно недостаточно. Даже если не смотреть на сланцевую нефть, во всей традиционной добыче нефти пока эффекта низких цен не наблюдается, в связи с очень длинным периодом принятие решений об инвестициях и выходе продукта на рынки. Если взять самые дорогостоящие проекты- это глубоководное бурение, битуминозные пески Канады, та нефть, которая сейчас выходит на рынок –это инвестиции сделанные годы назад, поэтому она все равно выходит. Добыча нефти в этом году в Канаде не упадет, глубоководная добыча тоже не падает. То есть она упадет, но не сейчас. Компания Вуд Маккнези, которая является одним из крупнейших энергетических консультантов в мире, насчитала 46 проектов, решения по которым отложены, Голдман Сакс насчитал 61 проект, но, в любом случае, это проекты, нефть из которых должна была выйти на рынок лет через 5, то есть с точки зрения краткосрочной балансировки рынка это не имеет значения. И получается так, что в этом году прирост спроса еще не догонит прирост предложения, к концу следующего года это возможно наступит, но какие цены там будут еще непонятно.


?

Log in

No account? Create an account