Журнал стареющего язвенника

а также трезвенника и старого холостяка.

Previous Entry Share Next Entry
Мрачная история...
ak_ulych
Оригинал взят у thor_2006 в Мрачная история...
      Битва на Сомме - не самая лучшая страница в истории британской армии и Первой мировой войны. В принципе, о ней написано много (и еще будет написано много), но каждый раз она, эта история, поворачивается новой, неожиданной стороной. И чем ниже опускаешься, тем больше кругов ада открывается...



Оригинал взят у cyrill_k в День на Сомме (часть I)
Иногда полезно читать две книжки по двум разным периодам одновременно. Вот например читаешь про Битву на Сомме и одновременно прекрасный труд Алексея Исаева про бои в Белоруссии с осени 43 по лето 44.
Летом 16-го британцы планировали первое "большое" наступление на Западном фронте, экзерцисы прошлой осени были признанны неудачным экспериментом и теперь то гордые бритты собирались показать бошам где раки зимуют. Хейг клятвенно пообещал что война кончиться к рождеству. Англичан конечно слегка смутило то что французы с их верденской мясорубкой вместо 40 дивизий решили поддержать всего 14-ю (и забегая вперед добились ровно тех же результатов что и британцы почти 30-ю) но решили что раз уж больше врагов то больше чести. Ударяться в гранд стратегию я не буду а расскажу как выглядел Первый День (англичане пишут именно с большой буквы) всего для одной довольно невзрачной бригады из состава 31 дивизии VIII корпуса.
Как и вся дивизия данная бригада была частью "Новой Армии", китчинеровских добровольцев массово записавшихся в войска в патриотическом угаре лета-осени 14 года, особенно много в дивизии было "товарищеских батальонов" сформированных из уроженцев одних мест или представителей одной профессии. Проблемой было то, что в дивизии отчаянно не хватало опытных бойцов и офицеров всех рангов и должностей и наступление на Сомме должно было стать их дебютом. Впрочем, им обещали что артподготовка сметет немцев, основной удар будет наноситься значительно южнее, а план настолько хорош, что никак заминок и не будет.
Первые пять дней артподготовки бригада находилась в выжидательном районе в 10 милях позади линии фронта, штаб бригады регулярно получал оптимистические сводки о том что артудары полностью сокрушают немецкую оборону и все идет чрезвычайно хорошо. В реальности все было гораздо хуже, артподготовка на всем фронте наступления VIII корпуса была впоследствии признана самой бездарной. Немецкие позиции по всему фронту пролегали по гребням высот так что кроме самой первой немецкой траншеи передовые наблюдатели не могли корректировать огонь ни по чему другому, корректировка самолетами еще находилась в полузачаточном состоянии и к тому же не могла регулярно проводиться из-за погоды. Кроме того сама английская артиллерия была мягко говоря не на высоте (150 французских орудий помогавших англичанам на южном фланге наступления добились большего, чем 300 британских), почти пятая часть орудий просто вышла из строя, абсолютно все 8-ми дюймовые орудия давали недолеты от 50 до 200 ярдов, а почти каждый третий снаряд не взрывался. Хотя и считалось что тех эшелонов снарядов, которыми закидывают немцев хватит чтобы тотально выжечь все вокруг в реальности немецкая оборона пострадала слабо, а немецкая артиллерия еще меньше, по ней в VIII корпусе выпустили "куда то туда" всего 5% снарядов.
Задача перед бригадой стояла довольно амбициозная, захватить в первый же день обе немецкие линии обороны (о существовании еще двух англичане не знали) и обеспечить фланг решительного прорыва. В 7-20 артиллерия переносит огонь в глубь обороны, в 7-30 из окопов выходят первые два батальона и сходу овладевают первой линией немецкой обороны, в 8-00 им встык входит третий батальон бригады который развивает прорыв в сторону второй линии, в 8-30 к ним присоединяется четвертый. Закончить захват второй линии планировалось к полудню примерно в 3 километрах за стартовой линией наступления, чтобы успеть окопаться перед ожидаемыми после двух часов дня немецкими контрударами.
Бригада начала выдвижение в передовые окопы в ночь с 28 на 29 июня. И 29-го же июня понесла первые потери, в основном от более чем 40-ка снарядов собственной же артиллерии, упавших на свои же окопы, немецкие батареи предпочитали хранить молчание. В ночь с 29 на 30 ко вражеским позициям были направленны две поисковые группы, первая дошла до немецких позиций и сообщила что проволочные заграждения пострадали мало, но проходы есть, дальше не пошли, вторая группа прошла через проходы и даже забралась в передовой окоп, он был оставлен немцами хотя и выглядел малопострадавшим. Эти доклады ни смутили на штаб бригады ни штаб дивизии "по данным аэрофотосъемки немецкие позиции полностью уничтожены", а факт оставления немцами куска передового окопа был трактован как полный успех артподготовки, хотя немцы увели людей как раз опасаясь английских ночных рейдов.
Днем 30-го немецкая артиллерия внезапно проснулась, несколько десятков снарядов разных калибров упало как на нейтралке возле британских окопов так в глубине их позиций, французы сразу же бы поняли что это значит, даже более опытные британцы бы скумекали, но дивизия была абсолютно зеленой и никто не обратил на это внимание, хотя и были жертвы. Немцы пристреливали свой собственный бараж из скрытых в складках местности батарей.
Каждый из командиров двух передовых батальонов бригады собирался наступать на свой манер, британская командная система такое позволяла. Командир первого батальона несмотря на более позднее убеждение в "беспомощных волнах с четкими интервалами, наступающих шагом под грузом тяжелых рюкзаков прямо на пулеметы" решил проявить тактическую хитрость. В 7-20 как только будет перенесен огонь из окопов выходят передовые группы из пулеметчиков с новыми ручными пулеметами Льюиса, снайперы и гранотометчики с винтовочными гранатами, их задача залечь возле остатков проволочного заграждения и огнем смести оставшихся немцев с парапета, в 7-30 из окопов выходит весь остальной батальон и быстро захватив передовые окопы развивает наступление вглубь.
Командир второго батальона решил не мудрствовать лукаво, весь батальон 4-мя волнами выходит ровно в 7-30 и вперед.
Остальные два комбата, в полной уверенности что им придется иметь дело уже с немецкими контратаками за второй линией обороны конкретного плана не имели.
В последнюю ночь в передовых британских окопах никто не спал, ураган артогня несся над их головами.
В 7-20 1 июля огонь прекратился на передовой и загромыхал где-то вдали.
"Let's go pals" пронеслось по окопам. Наступлении началось...
(без названия)
И сразу превратилось в кровавую мясорубку.
Потом, на протяжении многих лет, вопрос "Почему?" будет мучить и военных профессионалов и историков разного калибра и тех не многих кто переживет этот день. Будут написаны тысячи страниц секретных отчетов и совсем публичных исследований, будут названы сотни причин: неправильная тактика, неправильные методы наступления, нехватка подготовленных офицеров всех мастей, нехватка самолетов и их неправильное применение, отсутствие надежных средств связи, доктринерство, снобизм и скудоумие британских военачальников, не желавших даже мельком учиться на немецком и французском опыте, катастрофическое качество британских снарядов и орудий. Но главным фактором того что случиться дальше будут называть полностью провалившуюся артподготовку, которая в полосе VIII корпуса провалилась даже по скромным британским стандартам. Из собственного опыта наступлений 1915 года британцы вынесли мнение о том, что главным препятствием успешному наступлению являются немецкие окопы с пулеметными точками и ряды колючей проволоки. Для надежного уничтожения первого нужны тяжелые орудия и много фугасных снарядов, для второго легкие и побольше шрапнели и фугасных. В результате при планировании приоритизация целей артподготовки выстроилась следующим образом:
1. Немецкие окопы и известные пулеметные гнезда.
2. Колючая проволка.
3. Укрытия пехоты, штабы и коммуникационные центры.
4. Немецкие артбатареи.
Где-то на это наплевали, но в VIII корпусе в целом и 31 дивизии в частности следовали строго. Когда на третий день артподготовки выяснилось что ни немецкие окопы, ни ряды колючей проволки не уничтожены почти все орудия были сняты с остальных задач и брошены на два главных приоритета. Это имело самое катастрофическое последствие.
В 7-20 минут первые группы первого батальона выскочили по приставным лестницам из своих окопов и со всех ног устремились по ничейной земле к немецким позициям. Там уже во всю закипела своя жизнь. Немецкая пехота от артогня укрывалась в глубоких (глубинной в 8-12 метров от поверхности), удобно вырытых в меловом грунте и дополнительно усиленных стальными перекрытиями и бетоном укрытиях, любовно называемые немцами Stollen. Как только огонь прекратился немцы сразу устремились к парапетам. Будут рассказывать что кто-то из британцев даже слышал гортанные надрывные крики "Sie kommen! Raus! Schneller! Schneller!" из немецких окопов. Точная хронология не сохранилась, но считается что в 7-23 немцы вышли из своих укрытий ни одно из которых не пострадало за целую неделю ураганного арт огня, в 7-25 они установили на парапеты свои пулеметы, в 7-27 по практически не пострадавшим, заглубленным в землю на три-четыре метра телефонным линиям они вызвали собственный арт огонь по заранее пристрелянным ориентирам. Казалось что раскрылись врата ада. Немецкая артиллерия вплоть до сверхтяжелой то этого молчавшая извергла все что могла в максимальном темпе стрельбы.
(без названия)
Первый батальон был растерзан вражеским огнем в тот момент когда покидал окопы, относительно уцелели лишь те кто шли первыми и успели прижаться к немецким окопам, но их беспощадно косили немецкие пулеметы. Весь штаб батальона погиб во вспышке взрыва 210-мм снаряда. Управление рухнуло, воцарился хаос.
Второй батальон даже не успел толком выйти из своих окопов, немецкие снаряды перепахали их вместе с брустверами их собственных траншей. Англичане будут утверждать что кто-то из бойцов этого батальона смог ворваться в немецкие окопы всего в 120 ярдах от их собственных, немцы будут утверждать что никто из англичан не смог уйти дальше чем на 15 метров от своих позиций. Точно так же как и в первом батальоне почти сразу погиб весь штаб, командиры рот и большинство офицеров. Все оставшиеся в живых бойцы второго батальона забились на дно собственных окопов. В 7-40 минут наступление провалилось толком не начавшись, но в бой пока пошли только два из четырех батальонов бригады, а в ее штабе несмотря на прервавшуюся связь с передовой и ясно видимые шапки взрывов царило приподнятое настроение. В 8 утра в журнале боевых действий появилась оптимистическая запись "8-00 Несмотря на яростное противодействие противника наступление развивается в целом успешно, захвачен передовые траншеи первой линии обороны противника, с целью развития успеха в бой, согласно плану, вводиться третий батальон".
И вновь зазвучали свистки офицеров и ободряющие крики "See you on over side!"
Для быстрого проталкивания резервов к передовой в английских позициях загодя были вырыты 4 длинные и глубокие коммуникационные траншеи, считалось что по ним резервные батальоны смогут преодолеть 1200 ярдов от второй позиции до самой передовой менее чем за 10 минут. Немцы, занимавшие позиции по высотам во время заметили эти работы, но до поры до времени ничего не предпринимали, хотя даже выходы из этих траншей могли легко простреливаться их пулеметным огнем. Лишь 30 июня во время пристрелки на каждую из 4-ых траншей упало по несколько снарядов, но англичане, как уже говорилось, не обратили на это внимание.
Командир третьего батальона получил четкий приказ "развивать наступление вглубь второй полосы обороны противника" и в 8-00 приступил к выполнению этого приказа. В штабе бригады ничего путного о ситуации на передовой сказать не могли, телефонной связи нет, посыльные еще не вернулись, но вроде как все чрезвычайно хорошо. Вместе со своим батальоном он углубился в 4 коммуникационные траншеи, к этому времени, уже плотно забитые бесконечным потоком раненных с передовой. Толи немцы смогли рассмотреть со своих наблюдательных пунктов выдвижение, толи просто догадались что будет дальше, но примерно в 8-05 они обрушили на эти траншеи шквал тяжелых фугасов и ливень легких шрапнелей вместе с пулеметным огнем. Эффект оказался смертельным, третий батальон потерял половину своих солдат и почти всех офицеров даже не дойдя до собственной передовой. Дно, того что осталось от траншей оказалось забито раненными, мертвыми умирающими почти на два фута на всем их протяжении. Те кто дошел до собственной передовой присоединились к сидельцам в собственных окопах, на участке первого батальона слышались перестрелки возле немецких позиций.
(без названия)
Удар по коммуникационным траншеям наконец произвел хоть какое то впечатление на штаб бригады, но совсем ни то что нужно. Там отчего то решили что это признак агонии немецкой обороны, мол немцы из последних сил пытаются отрезать подход резервов для наших стремительно прорывающихся батальонов, хотя телефонной связи с ними не было с 7-20 и ни один из связных не появился на командном пункте.
Тем не менее согласно плану в 8-30 должен был уходить в бой последний четвертый батальон, который уже потерял почти 60 человек убитыми и раненными от немецкого огня, находясь в 2000 ярдов от собственной передовой.
В 8-20 случились три события. Первым был приказ дивизии всемерно усилить нажим и не давать немцам продыху и почти одновременно поступивший приказ из корпуса начать преследование разгромленного противника который "по данным самолета-разведчика" бежит, Откуда взялась эта дурь неизвестно до сих пор, никто из штабов выше батальона во всем VIII корпусе ни черта ни понимал в том что происходит, но в реальности все что удалось так это захватить несколько немецких траншей общей длинной в 500-700 метров, плюс несколько небольших групп из 31-ой и 4-ой дивизии смогли просочиться через первую линии немецкой обороны но связи с ними не было и скоро они все будут уничтожены.
Вторым событием стал несколько ослабевший арт огонь немцев, штабы бригады и дивизии в своей бесконечной мудрости решили, что это верный знак того, что все передовые немецкие наблюдатели уничтожены, а сами британцы уже выходят на передовые арт позиции за первой линией обороны немцев. В реальности те просто ослабили огонь дабы подвезти снаряды и дать остыть орудиям и расчетам.
Третьим событием стало сообщение с бригадного медпункта что там кончились койки, но от него просто отмахнулись, мед служба в британской армии считалась не пришей кобыле хвост.
Командир четвертого батальона получил категорический приказ прорываться любой ценой. То что случилось дальше не имеет никакого рационального объяснения, да коммуникационные траншеи серьезно пострадали, но зачем командир батальона вывел его из своих окопов и повел на передовую (в 2000 ярдов впереди) ротными колоннами? Никто не смог ответить на этот вопрос, весь штаб батальона погиб, а бригадный штаб открестился.
У немцев ушло буквально две минуты и несколько залпов артиллерии и дальнего пулеметного огня чтобы полностью уничтожить батальон, который прошел всего 500-600 ярдов в собственном тылу. Часть батальона смешалась и в панике, бросая оружие, устремилась в собственный тыл.
Только когда их первые минули собственный бригадный штаб, там внезапно задумались что что-то идет не так.

Продолжение следует...





?

Log in

No account? Create an account