Журнал стареющего язвенника

а также трезвенника и старого холостяка.

Previous Entry Share Next Entry
Инициатива наказуема - вариант US NAVY
ak_ulych
Оригинал взят у olt_z_s в Инициатива наказуема - вариант US NAVY
Не зря говорят про  экипаж корабля, что это единый, цельный организм, где отвечает за себя и за корабль в целом. Стоит этой системе дать сбой и беда неминуема. Примером подобного является случай с  американским эсминцем "USS Blakeley", которым он  подтвердил две истины - что ошибка хуже преступления и что на войне враг ошибок не прощает.

Два дня назад исполнилось 73 года со дня, когда этот американский эсминец, совершая противолодочное патрулирование в водах у острова Мартиника  был торпедирован немецкой подводной лодкой "U156" капитан-лейтенанта Вернера Хартенштейна. Взрывом торпеды, попавшей в нос кораблю, была оторвана носовая часть длиной в 60 футов (это прибл.18 метров). Убито 6 моряков и 21 ранено. Казалось бы простая и сухая военно-историческая справка из карьеры этого корабля, но если ее "размочить" подробностями из "Рапорта о повреждении корабля", она превращается в достаточно печальную и поучительную историю.

Ну обо всем по порядку.

Итак, жил да был американский эсминец "USS Blakeley" с бортовым номером DD–150, он же "флэш-декер", он же "четырехтрубник". Вступил он в строй US NAVY 8 мая 1919 года. Служил он честно в "Атлантическом флоте" до 1922 года, пока его не вывели из состава флота в резерв, где он благополучно ржавел до 1932, когда он снова был введен в строй, где и пребывал в составе флота США. Но потом его снова списали, но Вторая Мировая война вернула его в списки действующих кораблей 16 октября 1939. Никаких особых событий за ним не числилось, пока 1 марта 1942 его командиром не стал лейтенант-коммандер Митчелл Метьюз. В мае того же года Метьюз совершал противолодочное патрулирование у Мартиники. Это было время, которое принято именовать "Бойней в Карибском бассейне и Мексиканском заливе", где немецкие подводные лодки активно истребляли судоходство союзников.

Утром 25 мая 1942 "USS Blakeley" покинул район острова Даймонд Рок и прибыл в район действия, где он должен был провести поиск подводных лодок, что делал ежедневно. Скорость эсминца во время выполнения этого задания должна была быть 15 узлов, но фактически он держал 12 , так как в этом районе было полным полно  рыбацких лодок, которые мешали ему постоянно совершать противолодочный зиг-заг.  В 12:50 акустик доложил о контакте в 2000 ярдов, эсминец немедлено изменил курс на контакт, что бы начать атаку глубинными бомбами. Но при сокращении дистанции до контакта до 600 ярдов, контакт был установлен, как стая рыб. Приблизительно в 13:00 приблизительно в 500 ярдов по курсу появилась "группа в полосатых купальниках"  - стая дельфинов. В это же время акустик снова обьявил о контакте, схожим с предыдущем, расстояние 600 ярдов. Поскольку только дельфины были в поле зрения в  том самом направлении и диапазоне, атака не была произведена и морская фауна не пострадала. А вот дальше произошло то, что было вполне закономерным и ожидаемым. Экипаж эсминца возможно был отличником политической, но не боевой подготовки, когда как говорят в простонародие "расслабил булки" находясь на боевом задании, за что и поплатился.

Как указано в "Отчете о повреждении корабля", приблизительно в 13:45 были начаты работы по профилактике (смазке) гидроакустического оборудования. Я точно не могу сказать должность члена экипажа эсминца, который их производил, но в "Отчете" он именуется, как "sound material man"(the sound material man went to the sound room to lubricate the sound equipment). Знавший об этом акустик сделал десятиминутный "перекур", обеспечив возможность технического обслуживания оборудования, деактивировав его. Но как оказалось это было со стороны акустика самодеятельностью. Он не сообщил об этом вахтенному офицеру и не получил "добро" на этот перерыв. В результате эсминец на 10 минут "оглох", а на мостике об этом ничего не знали. Это было странным поступком, так как несущий вахту акустик считался лучшим специалистом на корабле и никогда ранее такого не допускал. В 13:55 акустик вновь начал работу и начал поиск контактов справа по борту корабля.

Приблизительно в 14:00 произошел толчок и затем звук, подобный взрыву глубинной бомы. Это сопровождалось взрывом от которого в воздух взлетели ливни нефти, воды и обломков.Два или три матроса заявили впоследствии, что видели пузырковый путь идущей торпеды за несколько секунд до того, как она попала в цель, но было слишком поздно, что либо предпринять для уклонения от нее. Торпеда ударила в левый борт (!!). Так же был замечен след от торпеды после того, как эсминец был торпедирован. След был длиной от 500 до 1000 ярдов. Вероятно другая торпеды была неисправна и пошла слишком близко поверхности.

В 14:15 стало ясно, что корабль держится на плаву и способен управляться машинами. Управление кораблем было перенесено на запасной пост и эсминец начал отход к Мартиники, до порта Фор де Франс было всего 7 миль. Моряков, которые были сброшены взрывом за борт, остались поднимать спущенные шлюпки с помощью французских рыбаков. Эсминец сумел добраться до порта самостоятельно и вошел в него, пройдя мимо авианосца "Беарн", самостоятельно. Во время перехода артиллерийские расчеты были на местах и были готовы отразить любое нападение субмарины. Но лодка больше не атаковала и расчет орудия №4 произвел всего лишь один выстрел, якобы заметив перископ на поверхности.

К сожалению, я не обладаю информацией с немецкой стороны, почему лодка не смогла добить эсминец в момент его отхода. Предположу, что Хартенштайн был достаточно далеко от цели, что бы произвести повторную атаку. Возможно, после того, как эсминец начал хоть и плохое, но маневрирование во время отхода в порт, немецкая лодка, находясь в под водой, не смогла достаточно сблизиться с ним. А всплывать Хартенштайн не решился. Позже он отправил запрос в штаб о возможности проникновения в Фор де Франс с целью торпедировать "подранка" в гавани, но получил отказ. Дениц запретил это делать.

Позднее "USS Blakeley" добрался до Пуэрто-Рико, где на нем был произведен ремонт, обеспечивающий ему возможность дойти до Филадельфии. Переход прошел удачно и эсминец встал в док на ремонт, где ему заменили носовую часть. Донором нового носа стал систер-шип "USS Taylor (DD 94)". "USS Blakeley" вернулся обратно в Карибское море уже в сентябре 1942. Данный корабль дослужил до конца войны и получил одну боевую звезду за свои конвойные операции.

0515006
Родной нос "USS Blakeley". Май 1919.


0515014
"USS Blakeley". 1920 год


U-156BlakeleyMay57
U-156BlakeleyMay72
После торпедирования. 25 мая 1942


U-156BlakeleyMay19
Самодельный якорь, сделанный моряками эсминца, после потери носа.



U-156BlakeleyJun58
Деревянная перегородка уставновленая перед установкой временного носа


U-156BlakeleyJul18
Вот с таким симпатичным мини-носом эсминец дошел до Филадельфии. 15 июля 1942.


0515003
U-156BlakeleyJul20
U-156BlakeleyJul31
Монтаж нового носа от донора "USS Taylor (DD 94)".
0515009
1945 год.

Два основных действующих лица этой истории

U-156BlakeleyJul30
Лейтенант-коммандер Мэтьюз
Получил орден "Легиона почета" за спасение эсминца и доведения его до Филадельфии с временным носом.

tumblr_n2djcsvS1w1r5kp5io1_r1_500
Корветтенкапитан Вернер Хартенштайн. Командир U156.

Источники фото:
https://www.tumblr.com/search/werner%20hartenstein
http://www.uboatarchive.net
http://www.navsource.org/archives/05/150.htm

Как обычно над разбором корпел Владимир Нагирняк



?

Log in

No account? Create an account